Прочтение этой статьи займет у вас примерно 6 минут(ы)

Когда ваш любимый участвует в оппозиционном движении, совместная жизнь обретает необычные черты. День святого Валентина может стать периодом разлуки или временем вынужденного заточения дома.

Мы поговорили с Ольгой Горелик, женой муниципального депутата Константина Янкаускаса, и Елизаветой Нестеровой, девушкой Олега Степанова — главы штаба Навального в Москве. Их любимые сейчас находятся под домашним арестом, но в разных условиях. Мы спросили их о разных сторонах сложившейся ситуации. 

Константин Янкаускас на суде
— Ваш партнёр сейчас находится под домашним арестом. Расскажите, как ваш быт изменился из-за этого?  

Елизавета Нестерова: «Наш быт изменился до того, как Олега посадили под домашний арест, потому что он глава московского штаба Навального. Из-за своей должности он не успевает дойти ни до одной протестной акции. Наши приключения начались за несколько дней до 23 января, когда Олег уехал на конспиративную квартиру. В день акции Олега задержали, он до неё не доехал и попал на пять суток в спецприёмник. 

По окончании его ареста сотрудники ФСИН забрали Олега прямо с территории спецприёмника на допрос в Следственный комитет. Не получилось даже обняться в честь окончания ареста. На следующий день был суд и домашний арест. Его увезли по месту прописки, где живёт его папа. С того момента я живу одна. То есть мой быт изменился коренным образом. Ездить к Олегу, звонить ему, писать в соцсетях мне нельзя, потому что у него полный запрет на связь с внешним миром, а внешний мир, по постановлению суда — это любой, кто не живёт в той же квартире, где Олег прописан, кроме его адвоката».  

Олег Степанов и Елизавета Нестерова

Ольга Горелик: «Мой супруг не впервые оказался под домашним арестом. Первый раз был в 2014 году, и тогда это было очень неожиданно, странно и тяжело. Мы не могли понять, как организовать быт, чтобы не отказываться от привычных вещей. Сейчас появилось много сервисов доставки еды. Мы знаем многих людей, которые могут помочь. В первый раз было много страхов, мы не понимали, чего ждать. Мы опасались, что в аппарате, который регулирует электронный браслет, есть прослушивающее устройство или видеокамера. Но сейчас мы знаем, что ничего подобного нет, поэтому мы чувствуем себя гораздо спокойнее.

А во время первого домашнего ареста я никак не могла привыкнуть, что не могу написать СМС, позвонить мужу или попросить его о помощи. У меня была ситуация, когда я решила его порадовать: купила арбуз, прошла 100 метров и поняла, что не могу дотащить этот арбуз самостоятельно. И тут меня осенило, что я больше не могу позвонить мужу и сказать: “Слушай, встреть меня с арбузом”. Я его конечно донесла, но ощущение беспомощности — того, что теперь мне очень многое придётся делать и решать самой — доставляло мне дискомфорт».

— Как вы праздновали 14 февраля раньше? Как будете праздновать в этом году?

Елизавета Нестерова: «В этом году мы не будем праздновать 14 февраля. Но этот день будет у нас семейным праздником: мы объединим семьи с двух сторон. Вместе с моими родителями и семьёй Олега мы встретимся в одном дворе у окон его квартиры, чтобы вместе зажечь фонарики».   

Ольга Горелик: «Мы вместе уже много лет и всегда отмечали День святого Валентина. Муж сделал мне предложение в этот день, так что мы большие поклонники этого праздника. Во время прошлого домашнего ареста тоже отмечали. У нас нет такого повода, который бы нас заставил отказаться от праздника. В этом году варианты празднования у нас ограничены, поэтому мы проведём этот день вместе. Я куплю шампанское, мы наверное испечём что-то сладкое, но по возможности диетическое, потому что мы решили держать фигуру. Наверное посмотрим какой-нибудь из последних фильмов Вуди Аллена, на который у нас никак не было свободного времени».

— Нашли ли вы из-за ареста что-то новое в отношениях с партнёром или близкими?  

Елизавета Нестерова: «Сейчас особенно заметно, как и мне, и Олегу повезло с родными, потому что мы чувствуем невероятную поддержку. Папа Олега полностью поддерживает и меня, и своего сына — очень его любит и гордится им. Важно понимать: чтобы посадить человека под домашний арест в квартиру, где прописаны другие люди, нужно собрать целый ворох бумаг, в том числе согласие жителей квартиры. Никакого согласия у папы Олега никто не получал. Ему привезли под дверь Олега и сказали: “Вот это ваш тридцатилетний мальчик, он поживёт с вами под домашним арестом, вот такие-то ограничения это на вас накладывает”. Нам повезло, что у нас такая семья».

Ольга Горелик: «У меня стали спрашивать: “Вы, наверное, рады, что муж всё время дома?” Знаете, это странная радость, потому что мужчина не должен быть всё время дома. Когда он постоянно сидит дома, его это фрустрирует, он становится нервным и вредным. Но в этом есть и что-то хорошее: мы действительно открыли много новых вещей, например, научились делать фондю. Теперь мы можем побыть вдвоём и заняться какими-то очень милыми приятными вещами: в прошлый раз, когда были разрешены прогулки, мы гуляли в лесу рядом с домом, куда никогда раньше не ходили. У нас были дни, когда в дождливую погоду мы сидели целый день дома и читали». 

— Что бы вы посоветовали тем, чьи близкие сейчас остаются под домашним арестом?

Елизавета Нестерова: «Нужно помнить, что любовь сильнее страха. Я очень советую всем не бояться, потому что единственное, что может делать сейчас власть — это запугивать. Она не может предложить ничего, кроме страха. И главная задача — этому страху не поддаваться. Надо понимать: мы намного более везучие, чем любой представитель власти. Мы друг друга любим, поддерживаем, у нас куча друзей. Мне кажется, я никогда в жизни не получала столько поддержки, сколько получаю сейчас. С момента домашнего ареста Олега у меня как будто начался перманентный день рождения. Это довольно символично, потому что сажали под домашний арест его действительно в день моего рождения. И с того момента я получаю целый ворох тепла, приятных слов и поддержки. К сожалению, я пока не могу передать это всё Олегу, но при первой же возможности я расскажу всё: передам все слова, которые нам сказали и написали. Получая такую поддержку, я понимаю: нас такое количество, что нет повода бояться».

Ольга Горелик: «Я очень не люблю давать советы, особенно когда их у меня не просили. Но краткую выдержку могу дать. Во-первых, самому или самой не впадать ни в какое уныние — это грех. Во-вторых, помнить, что ничего страшного не произошло. Ваше мироощущение, ваше настроение не должно зависеть от каких-то вороватых гнусных людей, которые ограничили вашу свободу, комфорт — пошли они к чёрту. В-третьих, не выносите мозг партнёру, который оказался под арестом. Не добавляйте ему или ей дискомфорта. Почаще устраивайте сюрпризы, мини-праздники, поддерживайте праздничное настроение — это важно. Предлагайте всё время какую-то деятельность. Во время прошлого домашнего ареста я подарила мужу книжечку “100 видов приготовления кофе”, и он так увлёкся: варил кофе по-турецки, по-арабски, меня учил. В общем, живите чуть-чуть ярче и веселее, чем обычно, чтобы нейтрализовать этот дискомфорт». 

Добавить комментарий