24 8 2020

Кот-наркокурьер

Место действия:

окрестности исправительной колонии №6 (ИК-6), Новомосковск, Тульская область

Дата:

21 июля 2018 года

Неприметная легковушка приближается к исправительной колонии №6. Случайный прохожий, оказавшийся в эту июльскую ночь на улице, даже не обратил бы на нее внимания. Трем людям, находящимся в этот момент в машине, оно было и ни к чему. Их преступный замысел был близок к воплощению.

К счастью, их планы были уже известны компетентным органам. Благодаря законопослушному гражданину, которого преступники пытались привлечь к участию в криминальной схеме, был раскрыт гениальный в своей простоте и чудовищный по размаху план по налаживанию наркоторговли в стенах исправительного учреждения. 

На улице Челюскинцев машина была остановлена сотрудниками ОКОН МВД и ФКУ ИК-6. В ходе розысков была обнаружена крупная партия наркотиков, а также орудие совершения преступления — кот. Именно кот должен был стать орудием, при помощи которого злоумышленники планировали переправлять наркотики в колонию.

Автором иезуитского плана оказался заключенный Эдуард Долгинцев, отбывавший наказание в 7-ом отряде исправительной колонии за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков. В течение многих недель он прикармливал кота, приучая его возвращаться в одно и то же место. После этого он передал кота заключенному Оздоеву, чей тюремный срок подошел к концу. Оказавшись на свободе, он передал кота Дмитрию Жаворонкову, знакомому Долгинцева. С помощью этого кота Жаворонков должен был передавать наркотики в колонию. 

Дорогу коту должен был показывать Руслан Яковлев, который не знал о преступных намерениях злоумышленников.

…проследовали в г.Новомосковск Тульской области, где по указанию Долгинцева Э.В. встретили Яковлева Р.М., неосведомленного о преступных намерениях последних, который должен был показать место прохода кота на территорию ФКУ ИК-6…

Из приговора Новомосковского городского суда

Жаворонков вовлек в дело еще троих человек, которые должны были помогать ему и коту. Однако один из них оказался честным человеком, и, осознав всю тяжесть планируемого преступления, сообщил о нем в компетентные органы правопорядка. Так, благодаря гражданской ответственности и оперативной работе сотрудников МВД, попытка организации незаконного трафика запрещенных веществ была пресечена в зародыше.

На основе имеющихся доказательств Долгинцев, Жаворонков и Санкин были осуждены по всей строгости закона.

Официальный представитель МВД РФ Ирина Волк торжественно рапортует об очередной победе правоохранительных органов над гидрой наркоторговли… 


Несмотря на значительный резонанс (сюжет о коте-наркокурьере попал даже в японское телевидение), для широкой общественности это стало достаточно незначительным инфоповодом. Редакция Avtozak LIVE обратила пристальное внимание на этот случай лишь после другого возмутительного события — адвокат Дмитрий Сотников был избит в здании Новомосковского городского суда Тульской области, а позднее в этот же день — в Следственном комитете Новомосковска.

Место действия:

Новомосковский городской суд, Новомосковск, Тульская область

Дата:

12 сентября 2019 года

Дмитрий Сотников был адвокатом Эдуарда Долгинцева, с которым они заключили соглашение о защите за день до судебного заседания. У Долгинцева имелись причины искать защитника из Москвы, ведь адвокат по назначению Дмитрий Огородников состоял в одной коллегии с Анной Григоренко, супругой Виталия Григоренко — начальника ОКОН ОМВД по Новомосковску. Именно этот оперативник руководил задержанием Жаворонкова и Санкина. Эдуард опасался, что адвокат по назначению может состоять в сговоре со следствием, и опасения были уместны — его «защитник» даже не был знаком с материалами дела. 

Дмитрий Сотников прибыл в суд с небольшим опозданием, о чем уведомил судью Любовь Соловьеву. После предоставления необходимых документов (ордера и удостоверения) Сотникову было предложено занять место в зале заседаний. В этот день в суде допрашивали секретного свидетеля под псевдонимом «Артём» — того самого добропорядочного гражданина, благодаря которому были задержаны подозреваемые.

Когда Дмитрий Сотников попытался задать вопрос «Артёму», судья объявила, что Дмитрий — всего лишь слушатель, и задавать вопросы свидетелю он не может. На законные возражения адвоката было объявлено, что до процесса его не допустят. Данный эпизод — грубое нарушение процессуальных норм, согласно которым адвокат становится участником судебного процесса с момента предоставления ордера и удостоверения адвоката.

После разъяснения Дмитрием судье своих прав заседание было приостановлено, так как она объявила перерыв. После него приставы не пустили Сотникова в зал суда, мотивировав это тем, что он удален из процесса. На справедливый вопрос, на каком основании судья приняла такое решение, ответить ему никто не смог. При попытке попасть в зал приставы повалили Сотникова на пол, начали душить, заковали в наручники, после чего вызвали наряд полиции. Действия приставов были обоснованы «попыткой нападения на судью». 

Я увидела, как Сотников применяет насилие к приставу, а именно — Сотников лежит на приставе…

из объяснений судьи Соловьевой

Адвоката повезли в наркодиспансер на освидетельствование, а после — в Следственный комитет (СК). Там ему сказали, что на следующий день его ожидают на медицинскую экспертизу и допрос. От допроса Сотников отказался, поскольку уголовное дело на него не завели, и на законных основаниях попытался покинуть здание — он уже более 8 часов находился под стражей без предъявления каких-либо обвинений. При попытке выйти из кабинета адвокат Сотников был избит следователями СК России и получил сотрясение мозга. Сотрудники СК сначала попытались оттеснить его от двери, затем прищемили пальцы и начали наносить удары по голове.

Все случаи применения физической силы были засняты на камеру. Эпизод грубого нарушения процессуальных норм судьей Соловьевой также оказался заснят. История получила широкий резонанс и дошла даже до Совета Федерации. 

Для Тульского областного суда нарушения УПК не являются чем-то из ряда вон выходящим. И у любого подобного инцидента есть своя цель. Вопрос в том, почему тульская полиция придумала столь абсурдное обвинение.

Ответ прост — на тот момент уже было очевидно, что дело «шито белыми нитками» и должно быть прекращено. 

В тот день Дмитрий Сотников собирался допросить секретного свидетеля «Артёма», поскольку у стороны защиты были подтвердившиеся позже опасения, что этот свидетель является сотрудником полиции, а само дело выдумано и возбуждено для того, чтобы прикрыть поставки наркотиков в ИК №6, которые осуществляются сотрудниками УФСИН. 

Чтобы разобраться в этом непростом деле, нам нужно будет вернуться назад, в декабрь 2017 года. В суетные предновогодние деньки в исправительной колонии №6 случилось событие, запустившее маховик насилия, подлогов и должностных преступлений, вылившихся в полностью сфабрикованное уголовное дело и огромные сроки для невиновных людей. Как и все последующие события, оно было связано с незаконным оборотом наркотиков.

Место действия:

Исправительная колония №6, Новомосковск, Тульская область

Дата:

30 декабря 2017 года

Вечером 30 декабря в исправительную колонию №6 прибыла проверяющая комиссия во главе с подполковником УФСИН Овчинниковым С.Ю., куратором колонии. Ее целью было выявить нарушения режима содержания заключенных. У полковника Овчинникова был весомый повод для внезапной проверки — к нему поступили сведения, что в колонии продаются наркотики. 

По словам бывшего сотрудника ФСИН Алексея Ермакова (который на тот момент был начальником по воспитательной работе 5-го отряда), начиная с июля 2017 года он начал обнаруживать у заключенных приспособления для употребления наркотических веществ — бутылки с дырками, трубки и даже шприцы. В камерах ШИЗО и ПКТ зачастую стоял отчетливый запах марихуаны. Его донесения начальству и оперативным работникам остались без должной реакции. Как рассказывает сам Ермаков, на его вопросы оперативники отвечали: «Пусть пацаны покурят». 

После того как Ермаков продолжил задавать вопросы, он столкнулся с проблемами служебного характера. Его завалили бумажной работой, которая не позволяла ему нормально выполнять свои должностные обязанности. Поняв, что от начальства колонии он реакции не добьется, Ермаков стал сотрудничать с полковником УФСИН Овчинниковым.

Итогом их совместной работы стал предновогодний обыск. В ходе обыска было обнаружено множество мобильных телефонов, 22 литра алкоголя в бутылках, а также примерно 180 грамм наркотического средства, известного как «гашиш». Наркотики хранились двумя брусками в упаковках из под «Сникерса». Один из этих брусков, весом в 80 грамм, был найден у заключенного по фамилии Капитонов. 

На следующий день, 31 декабря, тело Капитонова было обнаружено с петлёй на шее в камере ШИЗО. По версии сотрудников исправительного учреждения, это было самоубийство. К сожалению, эта версия оставляет много вопросов без ответа.

Капитонова характеризовали как жизнерадостного и оптимистичного молодого человека, которому к тому же оставалось всего 1,5 года до освобождения. При осмотре тела было обнаружено, что у Капитонова сломаны два шейных позвонка.

Дело в том, что с точки зрения медицины подобные травмы при повешении возможны лишь при условии падения тела с высоты. В противном случае шейные позвонки не ломаются, а смерть наступает в результате асфиксии, вызванной сдавливанием дыхательных путей. Тело Капитонова было обнаружено у входа в камеру ШИЗО. Обратный конец петли был привязан к верхнему краю убирающейся в дневное время шконки, в связи с чем падение тела с высоты с петлей на шее исключено, а значит Капитонов был сначала убит и уже позже его тело было подвешено в целях инсценировки самоубийства. 

Так выглядит типичная камера ШИЗО


Практически сразу после обнаружения тела стало известно, что за несколько часов до своей гибели Капитонов вёл беседу с двумя другими заключенными в прогулочном дворике ШИЗО. Один из них, Теймураз Джимшелеишвили, являлся «смотрящим» по зоне. 

Как утверждали А. Ермаков и С. Овчинников, именно при содействии Джимшелеишвили наркотики с молчаливого согласия администрации попадали в колонию. Дважды в месяц, 10-го и 20-го числа он получал посылки, которые осматривались лишь поверхностно. Согласно внутреннему распорядку колонии, каждая посылка должна быть подвергнута тщательному осмотру на предмет наличия запрещенных вещей. Отсутствие подобных проверок позволяет предположить, что запрещенные предметы, в том числе и наркотики, поставлялись в колонию практически официально, с разрешения начальника колонии Абакумова В.А. и начальника оперативного отдела Синицына А.А.

Скорее всего, Капитонова просто «убрали», ведь если бы факт обнаружения у него наркотиков привел к серьезному расследованию, он мог начать говорить. Это вскрыло бы факт тотальной коррупции в колонии, и многие члены руководства лишились бы своих постов и стали объектами уголовного преследования. 

Что же случилось с наркотическими веществами, обнаруженными при обыске? Один из «Сникерсов» полковнику Овчинникову пришлось уничтожить на месте, поскольку его коллеги из УФСИН по Тульской области в ультимативном порядке заявили, что не собираются заносить данный брикет гашиша в акт обысковых мероприятий. 

К слову, бутылки алкоголя в акт тоже не попали, а подпись полковника Овчинникова, по его собственному утверждению, была подделана, поскольку акт, содержащий заведомо недостоверные сведения о количестве обнаруженного и изъятого, полковник подписывать наотрез отказался. 

Практически сразу после обыска в колонию приехал сотрудник ОКОН ОМВД по Новомосковску Григоренко. Именно этот сотрудник брал у Капитонова первичное объяснение перед тем, как Капитонов был отправлен в ШИЗО. 

В итоге в официальных сводках количество обнаруженного гашиша было снижено до 41 грамма. 

Капитонов был мертв, однако вопрос, как такое огромное количество наркотиков и алкоголя попало в колонию, оставался открытым. Становилось все более и более очевидным, что к их распространению среди заключенных была причастна администрация учреждения. Силовикам срочно потребовалось найти «козла отпущения». На эту «почетную» должность сотрудники правоохранительных органов Новомосковска решили назначить Алексея Ермакова, но что-то пошло не так…

Место действия:

Новомосковск, Тульская область

Дата:

20 января 2018 года

Поздно вечером Алексей Ермаков возвращался домой из магазина. Около подъезда его встретили трое мужчин. Это были сотрудники ОКОН — вышеупомянутый Григоренко, Савин и Синицын (не путать с Синицыным из колонии). Ермаков был задержан и подвергнут личному досмотру. 

По всем признакам, данные сотрудники пытались подбросить мне наркотики, просто я этого сделать не дал. Я зажал все карманы и сказал «я буду выкладывать из карманов все сам». И выворачивал все наизнанку. Таким образом, у них провокации не получилось. 

- Алексей Ермаков.

Сразу после задержания к Алексею Ермакову подбежали сотрудники ОСБ ФСИН, Волков и Ларченко. Бывшего лейтенанта ФСИН доставили в УВД, где продержали более 4 часов без составления протокола. Требуя от Ермакова самооговора в употреблении и распространении наркотиков в колонии, лейтенанта повезли в Тульский областной наркологический диспансер № 1. Поскольку сотрудники ОСБ ФСИН являлись представителями вышестоящего начальства, Ермаков согласился на сдачу анализов, предполагая, что бояться ему нечего.

Однако на месте выяснилось, что в биологическом материале Ермакова обнаружена марихуана.

 Медицинская экспертиза была проведена с грубыми нарушениями, которые оказались зафиксированы на камеру мобильного телефона. Самое очевидное из них — подмена результатов анализов. На видеозаписи отчетливо видно, как сотрудница кладет запечатанную баночку с результатами анализов в шкаф, в то время как Ермакова отвлекают сотрудники ОКОН, после чего та же медицинская сестра достает уже совершенно другую, открытую баночку для биологических жидкостей. Результаты анализа чудесным образом оказались положительными и показали наличие следов марихуаны в биологическом материале Ермакова. На видеозаписи можно увидеть, как сотрудник ОКОН Григоренко уважительно пожимает руку врачу, проводившему освидетельствование.

Григоренко пожимает руку врачу
Григоренко пожимает руку врачу


На следующий день Алексей Ермаков вместе с отцом объехал несколько медучреждений, чтобы в конечном итоге еще раз сдать анализы в том же самом Тульском наркологическом диспансере №1. Разумеется, результаты анализов в этот раз показали, что он абсолютно «чист». 

Дальше эта печальная история про честного и идеалистичного молодого человека, не ставшего молчать, начинает набирать еще более абсурдные по масштабам обороты.

Согласно статье 2.5. КоАП РФ сотрудники ФСИН не могут привлекаться к ответственности в порядке, определенном КоАП РФ. Следовательно, Алексей Ермаков, как сотрудник ФСИН, не мог быть привлечен к ответственности по статье 6.9 КоАП РФ («Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ»). Тем не менее, постановлением мирового судьи его осудили именно по этой статье, несмотря на то что все это время он оставался сотрудником ФСИН. 

Обвинение строилось лишь на одном эпизоде фиктивного медосвидетельствования, все последующие результаты анализов суд рассматривать отказался. 

 Чтобы доказать свою невиновность, Алексей дошел до Верховного суда, который отменил все вынесенные решения и прекратил административное дело.

Если это можно назвать победой, то только с большой условностью. За время процесса и Алексей Ермаков, и куратор ИК-6 Сергей Овчинников, помогавший Алексею отстоять свою невиновность, были уволены из ФСИН. Истинные же виновники остались безнаказанными. Эта печальная история была лишь долгой прелюдией к уголовному делу, в ходе которого невинные люди получили огромные сроки фактически на пустом месте. К нашему сожалению, те истории, которые мы описали выше — лишь верхушка айсберга фальсификаций и сфабрикованных дел на основе подложных доказательств. Попытка сбросить всю вину на сотрудника колонии провалилась, а факт широкого распространения наркотиков в колонии все еще оставался известным, поэтому продолжение не заставило себя долго ждать. В этот раз сотрудники ИК-6 и ОКОН Новомосковска решили «повесить» наркотрафик колонии на… кота. 

I

История Эдуарда Долгинцева

Руководство колонии продолжало попытки найти «виновного» в распространении наркотических средств среди заключенных. Попытка обвинить сотрудников низшего звена не увенчалась успехом, поэтому доблестный новомосковский ОКОН придумал новый план, чудовищный в своих абсурдности и лицемерии. Мы располагаем неопровержимыми доказательствами и утверждаем, что сотрудники ОКОН Синицын, Григоренко и Савин полностью сфальсифицировали дело «кота-наркокурьера». 

Что же произошло по версии следствия?

Осужденный Эдуард Долгинцев, располагая обширными связями среди заключенных, предложил своему знакомому Жаворонкову осуществить доставку наркотиков в колонию, а последний, «желающий получить преступный доход от данной деятельности», согласился. Происходило это в июле 2018 года, «более точные дата и время следствием не установлены». 

В этот момент в деле и появляется всем известный «кот-наркокурьер». Согласно материалам дела, Эдуард Долгинцев, отбывающий наказание в 7-ом отряде, в течение многих недель прикармливал кота, чтобы приучить животное возвращаться в определенное место. Этот кот должен был сквозь известный лишь нескольким заключенным секретный лаз проникнуть на территорию колонии и осуществить трафик наркотиков. 

К сожалению, есть сразу несколько объективных причин, объясняющих, почему версия следствия строится на фиктивных и ложных доказательствах. 

Долгинцев не имел никакой возможности прикормить кота, отбывая заключение в совершенно другой части колонии, нежели указано в материалах дела.

Чтобы понять этот тезис, необходимо рассмотреть, как устроена ИК-6. Ее сайт с гордостью сообщает любому желающему, что именно в этой колонии впервые были введены локальные сектора. 

«С первых лет создания колонии развивалось и ее предприятие. В 1970 году учреждение вошло в число лучших в Советском Союзе. Знакомиться с тем, как организовано здесь производство, поставлена работа с осужденными, приезжали коллеги не только из республик СССР, но и из-за рубежа — Чехословакии, ГДР, Кубы, Афганистана, Болгарии, Франции. Именно в этом учреждении впервые были оборудованы локальные сектора»

информация с официального сайта ИК-6

Локальные сектора — это отдельные части колонии, в которых отбывает наказание от одного до трех отрядов заключенных. Свободно попасть из одного локального сектора в другой невозможно, перемещения реализуются только с ведома сотрудников колонии и с разрешения администрации. 

 До начала мая 2018 Эдуард Долгинцев отбывал наказание в 5-ом отряде и был переведен в 7-ой отряд лишь в июле 2018 года. Проблема заключается в том, что 5-й и 7-й отряды находятся в разных локальных секторах. Заключенным запрещено перемещаться между разными локальными зонами. Эдуард Долгинцев физически не мог приучить кота возвращаться к одному и тому же месту. Более того, Долгинцев провел существенную часть мая (10 суток) и июня (15 суток) в ШИЗО, не имея возможности контактировать со своим гипотетическим «питомцем».

Гипотетическим питомец назван нами потому, что согласно внутреннему распорядку колонии осужденным запрещается иметь питомцев, а единственные животные на территории колонии — это служебные собаки. 

Таким образом, мы можем сделать вывод, что либо все это глобальная фальсификация, либо сотрудники колонии вопиюще пренебрегают служебным долгом, позволяя заключенным иметь не только запрещенные вещества, такие как алкоголь и наркотики, но и злостно нарушать внутренний распорядок колонии.

К сожалению, ни кот, ни Эдуард Долгинцев понятия не имели, что они пытаются совершить преступление. 

Согласно утверждениям самого заключенного, о том, что он якобы организовал попытку траффика наркотиков на территорию колонии, он узнал лишь, когда к нему в камеру пришли с обыском и в ультимативной форме потребовали явку с повинной. 

Кот, к сожалению, — животное, и разговаривать он не умеет, однако и он смог поведать нам версию, отличную от официальной. Неудачливого наркокурьера следователи изъяли как вещественное доказательство, приобщили к материалам дела и поместили в зооуголок Новомосковска. 

Редакция Avtozak LIVE поехала в зооуголок по совершенно другому поводу, о котором мы расскажем чуть позднее, однако вещи, которые нам открылись, еще раз доказали всю несостоятельность обвинения. Нам удалось взять интервью с сотрудницей Евгенией Шалиной. Она поведала нам, что кот очень пугливый и страшно боится собак.   

Очевидно, что животное, которое оказалось бы в колонии, скоро привыкло бы к собачьему лаю, тем более что Долгинцев якобы прикармливал его в течение нескольких месяцев. К сожалению, проверить слова сотрудницы нам не удалось, ведь кот на тот момент уже давно сбежал из зооуголка. 

Еще один момент, который требует прояснения — секретный лаз, через который кот должен был вернуться в колонию. 

Из имеющихся вводных данных мы имеем запретную зону, которая составляет от 20 до 23 метров. В запретной зоне имеется шесть рядов заборов. 

Пространство между заборами устроено следующим образом:

image

Территория между 1-м и 2-м рядами — дорожка для патрулей


Территория между 2-м и 3-м рядами — контрольно-следовая полоса


Территория между 3-м и 4-м рядами — контрольно-следовая полоса


Территория между 4-м и 5-м рядами — контрольно-следовая полоса


Территория между 5-м и 6-м рядами — дорожка для патрулей

После 6-го ряда забора идет либо контрольно-следовая полоса до здания, либо здание.

Со слов сотрудников исправительного учреждения мы знаем, что оно обеспечено несколькими рубежами охраны. На заборах есть датчики, реагирующие на движения и прикосновение, причем настолько чувствительные, что если на колючую проволоку сядет птица, они среагируют. Под рядами заборов на несколько метров вниз вкопана сетка-рабица, также снабженная противоподкопными датчиками. 


II

История Жаворонкова и Санкина

Так или иначе, был найден некий кот и некий организатор «преступного заговора».

По версии следствия, Эдуард Долгинцев, пользуясь телефоном другого заключенного, некоего Горенкова, связался со своим приятелем Жаворонковым и попросил его приобрести и доставить в колонию «травку». На суде Горенков утверждал, что просто дал телефон своему товарищу по несчастью, а тот им подло воспользовался. 

 Жаворонков легко поддался на уговоры и согласился совершить передачу наркотиков. Ему был предложен следующий план действий: 

 • Заключенный Оздоев, который отбыл свой срок наказания, передает кота третьему лицу, Яковлеву. 

 • В это время Жаворонкову переводят деньги, и он покупает наркотики 

 • После этого Жаворонков вместе с Яковлевым, который якобы знает, где находится тайный лаз на территорию колонии, совершают трафик запрещенных веществ. 

 План был принят, приведен в исполнение, и если бы не некий «добрый человек», впоследствии указанный как секретный свидетель «Артем», то успешно был бы воплощен. 

В реальности все обстояло совершенно по-другому. 

 18 июля 2018 года с Дмитрием Жаворонковым связался его давний приятель Горенков, которому он несколько раз до этого возил передачки, и попросил передать кое-что запрещенное на зону. 

План действительно был продуман заранее. Кота и, что самое главное, часть наркотиков, должен был передать провокатор, тот самый Яковлев. На следующий день Жаворонков приехал по адресу, который ему указал Горенков. Яковлев встретил его в явно невменяемом состоянии, без слов передал кота и сверток длиной в 16-17 см. 

20-го июля Горенков еще раз созвонился с Жаворонковым и указал точную дату, когда надо совершить передачу. После этого, постоянно консультируясь по телефону с приятелем, Жаворонков совершил покупку еще 25 грамм гашиша через интернет. После того, как Жаворонков забрал наркотики и уже ехал на место встречи с Яковлевым в Новомосковске, у него возникли проблемы с автомобилем, и он попросил своего приятеля Евгения Санкина одолжить на вечер транспортное средство. Тот согласился, но предупредил, что у машины закончилась страховка, и ему нужно будет поехать с Жаворонковым. Следует отдельно отметить, что Санкин до самого момента задержания понятия не имел, во что ввязывается. 

После того, как Жаворонков понял, что не успевает купить ошейник и изоленту для кота, ему было предложено встретиться с Яковлевым и уже на месте заняться подготовкой кота к доставке на территорию колонии. Жаворонков постоянно был на связи с Горенковым, вплоть до того, что последний консультировал его, как именно надо крепить наркотики к ошейнику кота, чтобы уместился весь объем.

Санкин подобрал Жаворонкова, уступил ему кресло водителя, и двое приятелей отправились в Новомосковск, навстречу своему роковому приключению. По пути им звонил Яковлев, поторапливая и попутно договариваясь о месте встречи. 

На искомом месте, у магазина СПАР, в машину сели двое — Яковлев и секретный свидетель «Артем». Последний был в курсе дела, знал, как крепить наркотики, и сразу взял инициативу в свои руки. Далее все четверо отправились в торговый центр «Линия», чтобы приобрести изоленту. 

Покупка не заняла много времени, и Жаворонков передал все наркотики секретному свидетелю, чтобы тот начал подготавливать кота, а сам направил автомобиль к ИК-6, не подозревая, что все происходящее скоро обернется ему крупным сроком. 

Как только Жаворонков заглушил двигатель, раздались громкие крики, двери неожиданно распахнулись, и он вместе с Санкиным был вышвырнут из автомобиля на землю. Не представившиеся сотрудники полиции тут же затянули на них наручники и принялись методично избивать «подозреваемых». Повреждения были зафиксированы на медицинском осмотре, подтверждая рассказ и Санкина, и Жаворонкова. 

Им стягивали наручники, наносили удары по голове, били по бокам и наступали на шею. Избиение продолжалось около часа. В конце концов, воля к сопротивлению у обоих «подозреваемых» была сломлена, и они оговорили себя на видеозапись. Впоследствии этот отрывок попадет в сюжет новостей. 

Добившись желаемого результата, полицейские посадили Жаворонкова и Санкина в машину, за рулем которой находился «Артем», и повезли их в ОМВД г. Новомосковска писать явку с повинной. По пути секретный свидетель угрожал Жаворонкову, что, если тот хоть заикнется о его участии в этом деле, будет гораздо хуже. 

Иначе было нельзя, ведь по версии следствия секретный свидетель понял, что творится что-то противозаконное и попросил высадить его на полпути к ИК-6. 

III

Секретный свидетель «Артем»

Кто же такой этот секретный свидетель «Артем»? 

По версии следствия — это некий четвертый человек, которого Жаворонков привлек к участию в преступном сговоре. Секретный свидетель сел в машину вместе со всеми, но попросил высадить, поскольку понял, что речь идет о чем-то преступном.

Личность секретного свидетеля формально осталась невыясненной, он попросил засекретить свое участие, опасаясь угроз и расправы со стороны потерпевших.

К счастью, узнать, кто был этим человеком, оказалось не так уж и сложно. 

Он попал на видеозапись с камер наблюдения в торговом центре «Линия», где совместно с Жаворонковым покупал изоленту. 

На камере наружного наблюдения видно, как к торговому центру подъезжает машина, из которой выходит молодой человек в черной футболке с надписью «Master of Disaster» — «Артем». 

Проходит несколько минут, и из этой же машины выходит еще один человек — Жаворонков.

Их лица попадут как на внешние, так и на внутренние камеры торгового центра и будут четко зафиксированы на видеозаписях. 

Тц линия


магазин спар


парковка тц линия


Человек на видеозаписи, тот самый секретный свидетель «Артём», был убедительно опознан Алексеем Ермаковым, а впоследствии самими подозреваемыми и еще рядом лиц. 

Этот человек был опознан Ермаковым как сотрудник ОКОН по г.Новомосковску по имени Синицын Евгений Николаевич.

Сам факт того, что в машине с условными преступниками находился сотрудник правоохранительных органов, ставит под большой вопрос реальность преступления. А учитывая, что больше Синицын Е.Н. нигде не фигурирует и не уволился две недели назад, мы имеем дело с намеренной провокацией преступления.

Преступление, совершенное в результате провокации сотрудников правоохранительных органов, преступлением не является, а следовательно подсудимые должны были быть оправданы.

11 ноября 2019 года, в ходе очередного судебного заседания по делу «кота-наркокурьера», судья Соловьева, стыдливо пряча глаза, отказала в ходатайстве о приобщении этой видеозаписи к материалам дела. 

Причина для отказа — раскрытие личности секретного свидетеля, которая может создать угрозу для его жизни. 

На допросе в качестве свидетеля на судебном заседании «Артему» был задан вопрос, имеет ли он какое-либо отношение к правоохранительным органам. 

Евгений Синицын солгал под присягой, ответив «нет». Согласно части 2 статьи 307 УК РФ, это является уголовно наказуемым преступлением. 

IV

Cуд

Суд над фигурантами дела кота-наркокурьера стал для нас ярким примером отсутствия состязательности сторон и наличия прямых подлогов, фальсификаций и грубейших нарушений судебной процедуры. Материалы уголовного дела, даже тщательно очищенные от неудобных вопросов и плохих ответов (сохранившихся, впрочем, на видеозаписях судебных заседаний) легкой рукой судьи Соловьевой, имеются в распоряжении редакции Avtozak LIVE. 

Практически ни одно из многочисленных ходатайств защиты не было удовлетворено, со стороны обвинения же ситуация была строго противоположной.

Отдельного упоминания заслуживает система выстраивания дат проведения судебных заседаний. Практически каждое заседание проходило без одного или двух адвокатов из четырех имеющихся, несмотря на то, что они заранее уведомляли судью о невозможности участия в деле в указанные даты судебных заседаний.

Периодически судебное заседание назначали на следующий же день после предыдущего или через день. Осужденных будили в 7 утра, доставляли в суд и возвращали в СИЗО не раньше 8 вечера, лишая их возможности адекватных приема горячей пищи, сна и восстановления сил. У Эдуарда Долгинцева появились проблемы со здоровьем, однако судебное заседание назначали именно в те дни, когда он должен был проходить медицинский осмотр. Судья знала об этом, однако не сочла нужным обеспечить реализацию права подозреваемого на получение медицинской помощи. 

Мы собрали для вас список самых значительных нарушений судебного процесса, случившихся в этом деле:

В первой части нашего расследования мы уже рассказывали про избиение адвоката Дмитрия Сотникова в здании суда. В тот день судья Соловьева грубейшим образом нарушила установленные законом порядки проведения судебного процесса и должна была быть отстранена. 

За время хода судебного разбирательства настоящий кот-наркокурьер сбежал из зооуголка, и произошло это еще в начале 2019 года. Об этом нам поведали сами сотрудницы учреждения. Узнав об этом факте, мы дали объявление о пропаже. Кота, к сожалению, не нашли, но неравнодушные жители поведали нам следующую историю:

Кот, который был представлен на судебном процессе, довольно похож на настоящий пушистый вещдок, однако он всего лишь похож. Можете сами сравнить фотографии. 

НАСТОЯЩИЙ:


ПОДЛОЖНЫЙ:

фотография сделана в судебном заседании одним из защитников

Согласно информации нашего источника, обнаружив пропажу кота, руководство ОМВД по г. Новомосковску дало указание участковым города на поиск похожего кота. Участковые, очевидно, плохо справились с работой.

Утеря основного вещественного доказательства — это повод для возвращения уголовного дела в прокуратуру, а его подмена — это уже повод для частного определения судьи о необходимости проверки сведений о фальсификации доказательств.

Исследовав видеозапись провокации оперативника Синицына Е.Н. и установив, что секретный свидетель «Артем» и оперативник Синицын — это одно и то же лицо, судья обязана была как минимум вернуть уголовное дело прокурору и вынести частное определение о необходимости провести проверку по факту дачи Синицыным — «Артемом» — заведомо ложных свидетельских показаний. При таких обстоятельствах уголовное дело практически неминуемо было бы прекращено и возбуждено новое — уже в отношении виновных в провокации, лжесвидетельствовании и подлогах сотрудников правоохранительных органов.

Ничего этого сделано не было. 

 

Евгений Санкин получил 13 лет и 6 месяцев лишения свободы, просто потому что предоставил другу свой автомобиль. 

Эдуард Долгинцев получил 14 лет и 10 месяцев за то, что просто был удобной жертвой. 

Дмитрий Жаворонков получил 17 лет колонии за то, что поддался на очевидную провокацию и был подставлен сотрудником ОКОН. 

 Примерно месяц назад прошла апелляция. Осужденным милостиво снизили сроки на 2,5 года. Суд не волнует, что невиновные люди проведут значительную часть жизни в аду российских исправительных колоний. 

 Мы требуем немедленного освобождения из-под ареста и полного оправдания Эдуарда Долгинцева, Дмитрия Жаворонкова и Евгения Санкина. Мы требуем возбуждения уголовного дела против сотрудников ОКОН Григоренко и Синицына, следователя Князевой, судьи Соловьевой и прочих причастных. 

Поддержите нашу работу!